Вверх

Сегодня речь пойдет о человеке, являющемся не только гордостью дагестанских лакцев и крымских татар, но и, в полном смысле этого слова, героем Советского Союза.

Амет-Хан Султан - знаменитый советский военный ас и лётчик-испытатель был героем Советского Союза в полном смысле этого слова. Амет-Хан Султан родился 25 октября 1920 года в Крыму, в городе Алупка, в семье выходца из дагестанского аула Цовкра, лакца по национальности, и крымской татарки.

Этот удивительный человек по матери был крымским татарином, а по отцу - лакец, горец из Дагестана. Он родился 25 октября 1920 года в Алупке, зелёные улочки которой сбегают к морю. Его детство прошло в солнечном Крыму. И хотя в его имени есть и "хан" и "султан", был Амет обыкновенным босоногим мальчишкой, дочерна загорелым на южном солнце и очень бедовым. Отчий дом Амет-Хана был построен на крутом склоне горы и напоминал птичье гнездо. Любимым развлечением мальчишки были походы на вершину Ай-Петри, куда он провожал отдыхающих, а в межсезонье, когда "работы" не было, пытался ловить... орлов. Но жизнь брала своё: бурно развивалась промышленность, машины завоёвывали сердца ровесников. Не остался в стороне и Султан: закончив 7 классов, подался в железнодорожное ФЗУ. Работал слесарем, подручным котельного мастера в депо. Был там комсомольским вожаком.

Но увлечённость небом, распространённая среди советской молодёжи 1930-х, коснулась и его. Молодой рабочий занимался в аэроклубе, осваивая профессию лётчика.

И когда в феврале 1939 года Амет-Хан оказался в армии, «гражданское» увлечение небом решило его дальнейшую судьбу. Он был направлен в знаменитую Качинскую военную авиационную школу, из которой в 1940 году Амет-Хан вышел уже в звании младшего лейтенанта.

Амет-Хан Султан

Начало Великой Отечественной войны младший лейтенант Амет-Хан встретил в 4-м истребительном авиаполку (Одесский Военный округ) под Кишинёвом. 22 июня 1941 года рано утром с аэродрома Григориополь для проверки данных о нарушении государственной границы СССР германо-румынской армией в воздух поднялась 1-я эскадрилья 4-го истребительного авиаполка. На реке Прут, по которой проходила граница, увидели грозное зрелище: сплошным потоком по мосту катились чужие танки, артиллерийские самоходки, автомашины, мотоциклы... Когда подлетали к своему аэродрому, на поле полыхали самолёты, ангары, дымились развороченные бомбами взлётные полосы. Сели на запасном аэродроме.

В первый же день на биплане И-153 он провёл несколько штурмовок, по 5-6 раз вылетая на боевые задания. Через 3 дня полк перестал существовать: материальная часть была полностью уничтожена...

В октябре 1941 года лётчик был назначен командиром звена того же полка (147-я истребительная авиационная дивизия, Юго-Западный фронт). К тому времени он произвёл 130 боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника, за что был награждён орденом Красного Знамени.

В характеристике на 21-летнего лётчика, составленной в те дни, командиры отмечали: "Тов. Амет-Хан Султан в боевой работе неутомим. В бою отважен, упорен и настойчив. В принятии решений смел. Является мастером воздушной разведки, один из первых в полку провёл бой с бомбардировщиком противника в сумерках".

Амет-Хан Султан

В конце декабря 1941 года лейтенант Амет-Хан Султан в числе других лётчиков полка был направлен в Кинешму (Ивановская область) для переподготовки на английский истребитель "Харрикейн". Затем вернулся в свой полк, который в это время вошёл в систему ПВО города Ярославля.

Таран над Ярославлем

Войска гитлеровцев не дошли до города, но авиация противника наносила по нему бомбовые удары.

Амет-Хан Султан

31 мая 1942 года город был атакован «юнкерсами». Советские истребители вступили в схватку. Амет-Хан Султан, израсходовав все боеприпасы, настиг противника и таранил его. «Харрикейн» застрял в «юнкерсе», но советский лётчик выбрался из кабины и приземлился при помощи парашюта. За подвиг в небе Ярославля Амет-Хан Султан был награждён орденом Ленина.

Через несколько дней после таранного победного боя, городской комитет обороны вручил победителю именные часы с надписью: "Лейтенанту Красной Армии Амет-Хан Султану, геройски сбившему немецко-фашистский самолёт..."

Амет-Хан Султан

В июне 1942 года, летая на "Харрикейне", Амет-Хан Султан сбил 2 вражеских истребителя Ме-109 (оба в районе Елец - Липецк).

В конце июня 1942 года, когда 1400 фашистских машин были брошены на поддержку крупнейшего наступления немецких войск на Воронеж, генерал-майор Хрюкин, формирует 8-ю Воздушную армию из истребительных полков, уже имеющих боевой опыт. 4-й полк такой опыт имел и его перебрасывают из Ярославля под Елец, а пилотов срочно переучивают летать на новых, маневренных и хорошо вооружённых "Яках".

В боях под Касторной и Воронежем Амет-Хан сбил 7 самолётов врага и был награждён вторым орденом Красного Знамени.

Амет-Хан Султан

В 1942 году лётчик, пересевший на истребители марки «Як», отличился в боях под Воронежем и Сталинградом, зарекомендовав себя настоящим асом воздушных схваток.

Боевой листок, распространяемый по всему Сталинградскому фронту, рассказывал лётчикам - новичкам: "Почему Амет-Хан побеждает врага? В чём его сила? В стремительности его атаки. Шансы на победу в бою у того лётчика больше, кто первым заметит врага. Зоркий глаз Амет-Хана всегда первым находит врага. Будь первым, как Амет-Хан Султан, и тогда ты хозяин неба!"

Воздушный спецназ Сталина

В этот момент советское командование приняло решение создать своеобразный «воздушный спецназ» из лучших советских пилотов для борьбы с элитой люфтваффе. Таким «спецназом» стал 9-й гвардейский истребительный авиационный полк. Чтобы понять, какие лётчики были собраны в этом полку, достаточно сказать, что в нём воевали 28 Героев Советского Союза, 25 из которых получили это звание, сражаясь в «воздушном спецназе».

Амет-Хан Султан

В состав этого подразделения вошёл и Амет-Хан Султан. Он сбивал немцев, воюя на «Яках», затем на американской «Аэрокобре», а завершал войну на истребителе Ла-7. Казалось, техники, неподвластной этому пилоту, просто не существовало.

Амет-Хан Султан

В августе 1943 года, базируясь в отбитом у врага Котельникове, полк получил новые истребители Р-39 "Аэрокобра". Но при первых же полётах обнаружилось коварство заокеанского подарка: самолёт легко впадал в штопор, из которого не сумели выйти лейтенант Климов и старший лейтенант Ершов... Комполка Шестаков, первым сумевший вывести машину из штопора, вдруг срочно был отозван на повышение в Москву, на его место назначен ас и таранщик Анатолий Морозов, к нему-то, старому товарищу по ратной работе летом 1941 года, и подошёл Амет-Хан с просьбой: "Разрешите опробовать "Аэрокобру" на штопор, покорю - научу других"...

Амет-Хан Султан

Весь полк, замерев, следил за опасным вращением самолёта, падающего с высоты 7000 метров. Лишь в сотнях метров от земли машина перешла в крутое пикирование и вскоре покатилась по взлётно - посадочной полосе. А потом счастливый Амет-Хан объяснял всем, как вывести капризную машину из смертельно опасного вращения.

Амет-Хан Султан

Затем он воевал под Ростовом-на-Дону и на реке Миус. К этому времени Амет-Хан Султан стал уже опытнейшим бойцом. Он научился замечать врага раньше, чем тот заметит его, атаковал стремительно и неожиданно, точно стрелял короткими очередями. Бывало и так, что сбитые вместе с напарником самолёты Амет-Хан Султан записывал своему ведомому, чтобы у того было побольше личных побед.

"Высота - ключ к победе, - писал Амет-Хан в "Сталинских крыльях". - Тот, кто выше, может в любую минуту спикировать на вражеский самолёт и, развив большую скорость, достичь его".

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года Амет-Хан Султан удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Амет-Хан Султан

В январе 1944 года Амет-Хан и его боевой товарищ, Герой Советского Союза Иван Борисов, сумели захватить самолёт противника, принудив гитлеровского пилота к посадке на советский аэродром. Интересно, что Амет-Хан освоил захваченный немецкий самолёт связи почти сразу, совершив на нём самостоятельный полёт.

Рассказывают об этом так:

Под вечер лётчики двух эскадрилий, остававшихся на основном аэродроме, вернулись с боевого задания. Пилоты отошли в сторонку, расселись на траве; вот-вот должен был начаться разбор вылета. Техники и механики хлопотали у самолётов, дозаправляли их горючим, боеприпасами. Словом, всё шло своим чередом. И вдруг с западной стороны послышался гул моторов. Разноголосый говор сразу поутих. Может, вражеский налёт? Но почему нет сигнала тревоги?

А гул моторов всё нарастал. Уже можно было различить силуэты самолётов. Только, странное дело, похоже, свои, а полёт необычен: 2 истребителя то идут "змейкой", то закладывают крутые виражи. Но вот кто-то крикнул:

- Братцы, наши, наши это! "Каракатицу" какую-то конвоируют!

К аэродрому приближалась странная воздушная кавалькада. Окрещённым каракатицей за свой неуклюжий вид оказался одномоторный немецкий самолёт связи Fi-156 "Шторх". Он резво тарахтел мотором и шёл у самой земли. Сопровождала его пара "желтококих" истребителей. Впрочем, лётчик пленённого самолёта, видно, понимал безвыходность своего положения и не пытался удрать. Наверное, ещё издали он заметил аэродром, потому что с ходу, будто век тут летал, произвёл посадку.

Амет-Хан Султан

Пока за ним садилась пара истребителей, "Физелер-Шторх" закончил пробег. И подрулил прямо к тому месту, где стояли лётчики. Тут самолёт лихо развернулся. Пилот выключил мотор. Открылась дверца кабины. На землю спрыгнул, сверкая белозубой улыбкой... Амет-Хан. Шагнув к командиру полка, молодцевато отрапортовал:

- "Шторх" доставлен в исправности! Может, пригодится. А пленного лётчика тоже привёз... - сказав это, запнулся, развёл руками: - Из кабины только никак не может выбраться, бедолага, с животом непорядок...

Амет-Хан Султан

Всего за время войны Амет-Хан Султан лично сбил 30 самолётов противника и ещё 19 — в составе группы. 29 июня 1945 года гвардии майор Амет-Хан Султан стал дважды Героем Советского Союза.

Герои и предатели

Разбрасываться элитой авиации после войны не стали, и по личному приказу Сталина все лучшие асы были направлены на учёбу в военные академии. Туда же поступил и Амет-Хан Султан, несмотря на то, что в своих анкетах упрямо выводил «национальность — крымский татарин». После депортации 1944 года для такого поступка необходимо было мужество, тем более что лётчик легко мог указать национальность отца.

Впрочем, у советской власти к самому Амет-Хану Султану претензий не было. Как не было никогда претензий к ней и у самого аса, который считал себя именно советским человеком, интернационалистом и с равной теплотой относился к Крыму, Дагестану и Москве, ставшей его новым домом.

При этом трагедия, происшедшая с крымскими татарами во время войны, затронула напрямую семью Амет-Хана. Родители лётчика остались в оккупации, и в 1943 году командование отдало приказ партизанам вывезти их на Большую землю. Однако родители ответили отказом, а самих партизан окружили полицаи. Группе пришлось прорываться с боем.

Тем не менее родителей героя после войны не тронули, а вот брат Амет-Хана, Имран, был арестован органами НКВД как лицо, сотрудничавшее с оккупантами. Имран Султан служил в так называемой вспомогательной полиции…

Испытатель

Но вернёмся к самому Амет-Хану. Через несколько месяцев обучения в академии подполковник Амет-Хан Султан подал рапорт об отчислении и увольнении со службы.

Дело было не в политике и не в «пятом пункте» — боевой лётчик с горечью признал, что для обучения в академии ему элементарно не хватает образования.

После увольнения со службы он на несколько месяцев оказался в подвешенном состоянии. Никем, кроме как лётчиком, он себя не видел, но становиться пилотом на гражданских трассах не хотел — слишком простая работа.

Помогли боевые друзья, замолвившие за него слово в высоких инстанциях — сам за себя гордый Амет-Хан просить не умел. И в феврале 1947 года он стал лётчиком-испытателем Лётно-исследовательского института в Жуковском.

Это было дело, наиболее подходившее для пилота, за годы войны успешно освоившего целый ряд отечественных и зарубежных самолётов.

За годы работы в ЛИИ Амет-Хан Султан стал «крёстным отцом» десятков образцов отечественной воздушной техники, с честью выходя из самых непростых ситуаций.

Друг за друга

В начале 1950-х годов в СССР шли испытания пилотируемого аналога самолёта-снаряда «Комета». Самолёт-снаряд запускал двигатель, затем отделялся от самолёта-носителя и производил автономный полёт. Во время одного из испытаний сброс самолёта-снаряда произошёл раньше положенного времени, и двигатель не был запущен. Новая машина оказалась в свободном падении, и командование приказало Амет-Хану Султану немедленно прыгать. Однако лётчик боролся до конца, запустил двигатель у самой земли и сумел посадить машину.

В конце 1950-х годов Амет-Хан Султан совершил десятки, если не сотни испытательных полётов по программе разработки катапультных кресел для лётчиков и космонавтов. Его постоянным напарником был испытатель Валерий Головин, который и выполнял катапультирование.

12 ноября 1958 года на самолёте МиГ-15УТИ, в котором находились Султан и Головин, произошло несанкционированное срабатывание порохового патрона катапульты. В результате у самолёта оказался пробит бак, а Головин был зажат катапультным креслом. Разгерметизированную кабину заливал авиационный керосин, хлеставший так, что не видно было приборной доски. В любую секунду мог возникнуть пожар, и руководитель полётов отдал команду Амет-Хану покинуть самолёт.

Однако оставить товарища лётчик не мог. В совершенно немыслимых условиях, при ежесекундной угрозе пожара и взрыва, Амет-Хан Султан посадил самолёт, сумев спасти и Валерия Головина, и машину.

Амет-Хан Султан

Предсказание

Испытатели — люди с железным характером. Через некоторое время Амет-Хан Султан и Валерий Головин вновь вместе поднялись в небо, продолжая испытания. Для кого Головин при катапультировании испытывал тяжёлый и неповоротливый скафандр, Амет-Хан понял уже после полёта Юрия Гагарина.

Помогал Амет-Хан Султан космонавтам и в освоении невесомости. Он был одним из пилотов «воздушной лаборатории», на которой при выполнении так называемой «горки» создавалось ощущении кратковременной невесомости. Через такие полёты проходили все отечественные космонавты.

Амет-Хан Султан

Осенью 1970 года в ЛИИ имени Громова состоялось празднование 50-летия Амет-Хана Султана. На торжество собрались его боевые товарищи, лётчики-испытатели, конструкторы, гости из Дагестана и Крыма, где он часто бывал и где его очень любили. Смущённый такими почестями лётчик благодарил всех за тёплые слова. А когда кто-то из друзей заметил, что, мол, пора уже передавать опыт молодым, Амет-Хан ответил горской притчей: «Когда старый орёл предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвётся ввысь, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мёртвые…»

На эти слова никто из друзей не обратил особого внимания в тот радостный вечер. Да и сам Амет-Хан Султан вряд мог предполагать, что притча эта окажется пророчеством.

1 февраля 1971 года во время испытания нового двигателя на летающей лаборатории Ту-16 произошла катастрофа. Экипаж во главе с дважды Героем Советского Союза, заслуженным лётчиком-испытателем СССР Амет-Ханом Султаном погиб.

Память

Его именем названы улицы в разных городах СССР, в родной Алупке, в подмосковном Жуковском, где он жил, работая в ЛИИ имени Громова, аэропорт в Махачкале…

Амет-Хан Султан памятник

Герой живёт, пока его помнят. Мы очень часто помним не тех, кто этого достоин, забывая о тех, чьей памятью должны дорожить.

В 2010 году в городе Ярославле при поддержке местных предпринимателей и бизнесменов Дагестана был установлен памятник Амет-Хану Султану. Памятник установлен недалеко от места, над которым в 1942 году мужественный лётчик таранил фашистский «юнкерс», спасая город от врага.

Мудрость дня

Все победы...

07.05.2019 • Мудрые мысли

"Все победы в жизни начинаются с победы над собой!" Конфуций ... Читать далее

Мы ♥ Ислам