Вверх

Прежде чем начать писать эту статью, большей частью, представляющей из себя интервью, позвольте мне, дорогие читатели, на правах автора немного отступить и начать с моего первого знакомства с чудесным человеком, в котором сочетаются мудрость с непосредственностью, мужество с любопытством, стойкость с жаждой жизни и новых открытий.

Знаете ли Вы, почему картины и музыка, открытия и творения, самых выдающихся людей своего времени, бывают признаны лишь спустя некоторое время после того, как этих людей не становиться? Я думаю, что причина тому наше невежество, не желание расти и развиваться, а за чем? - Ведь все итак прекрасно! Мы все упакованы в рамках комфорта, выйдя за которые, мы рискуем потерять все, что уже имеем… Но, к сожалению, нас редко посещает радость того, что вместе с тем, мы можем подняться на небывалые высоты, и обрести то, о чем даже и не мечтали. И признают этих гениев последующие поколения, которые только и начинают осознавать, пользу и гениальность этих открытий и творений. Суть в том, что среди нас порою, заброшенные машиной времени, как злым роком, оказываются люди далекого будущего. Вы спросите, к чему это я клоню? И что мне, собственно, говоря надо? Ничего, ничего - лишь мгновения, чтобы успеть запечатлеть великого «Данко» нашего времени, который несет свет своего сердца, сквозь темные дебри невежества.

В 2006 году, я волею судьбы на съемках программы «На виду…» (я тогда работала на телевидении), знакомлюсь с очень интересным человеком: физик-изобретатель Пайзула Исаевич Исаев. По мере сбора информации о нем, я понимаю, что в рамки одной передачи мы никак не уложимся, всплывает несколько разнообразных тем, о его изобретениях, о его работе в оборонной промышленности СССР («Байконур», радиолокационные войска, танковая броня, системы слежения и тд.), о его системе оздоровления организма, которую он лично разработал и опробовал на себе.

Мы пробеседовали 2 часа, из них лишь 40 минут эфирного времени. Напоследок, он подарил мне книгу «Мы созданы для долголетия». И вот спустя пять лет, я совершенно случайно натыкаюсь на нее и начинаю ее читать. У меня возникает масса вопросов, ответы на которые мне были просто необходимы. В конце книги я нахожу телефон, предполагая, что это телефон издательства, я все же звоню в надежде, что-то узнать об авторе, но, на мое счастье, попадаю в квартиру Исаевых. Теперь я просто не имею права, не рассказать об этом Гении, работы которого, приведут в восторг потомков, ну а пока - он остается просто не признанным…

С чего начался ваш путь?

- Я 1936 года рождения, из селения Къакъашура. После 7 класса сельской школы, учился еще 3 года в Карабудахкентском интернате. Я хотел дальше в «Баумана» поступать. Очень хорошо знал математику физику - мои любимые предметы, по химии тоже пятерка была, но в гуманитарных (смеется) я всегда отставал, по русскому была тройка. Вызубрю что-нибудь и расскажу, хотя смысла не понимал. Силы не было в русском языке, общаться было не с кем - вот так я закончил школу. (улыбается) Ростом маленький, в строю на физкультуре последний был, рядом с девочками. По этому отец не дал дальше учиться - сказал, ходи расти пока, но взамен обещал мне купить фотоаппарат. Один учитель физики, русский, он уезжал и продавал свой фотоаппарат. Отец его и купил. Я даже не знал, как его взять, с какой стороны он снимает (смеется). Начал читать книги, изучать и постепенно научился снимать. Электричества в ауле не было и чтобы пленку проявлять, я сделал дырки в сарае на крыше и за счет солнца и воды, еще матовые стекла были приспособлены, я начал проявлять. Одним словом стал хорошим фотографом для всего района.

А я еще рисовал немного, выставки, стенгазеты, лозунги - я стал известен на весь район в свои 15 лет. Очень любил технику, вилки, гайки, проволочки таскал в кармане. Старший брат любил медицину, он учился в медицинском институте и пытался меня тоже к этому приобщить. А меня увлекала техника. Когда я к нему в Темирхан-Шуру приезжал, он начинал меня водить по всем моргам, лабораториям музеям в институте, показывая монстров и мертвецов. Конечно, мне было интересно на них посмотреть, но учиться там меня не тянуло. Так прошли четыре года, как один день, за это время я освоил профессию киномеханика, фотографа, фотографа портретиста, шофера. Шофером я стал, через автомото-клуб, а потом начал других учить водить машины. Потом мне все надоело - я хотел связать свою жизнь с кино. И на четвертый год я сам поехал поступать в Ленинградский институт кинотехники.

В день, когда я приехал, сдавали физику. Я опоздал, последним зашел. Начали спрашивать - стал отвечать, удивились, что все знаю. Но им не верилось, потому что русский язык плохо знал, а формулы и задачи - решал все. (Смеется) Знание есть - изложить было трудно. Там оказался зав.кафедрой физики Института, он сказал: «Я ставлю пятерку, но ты над языком работай». По математике тоже пятерка, правда, я забыл перед ответом плюс, минус поставить и мне поставили пять с минусом, из пятнадцати заданий пятнадцать ответов, такого даже среди ленинградцев не было. А потом захожу - последнее сочинение. Я выучил семь сочинений наизусть, от запятой до запятой, но как, на зло, ни одно из них не попалось. Я понял, что и понятия не имею о чем нужно писать. Я встал и, по-честному, отдал пустой листок. «Вы что? Надо что-то написать, - начали было мне возражать. Я сказал, что не то, что по русский, на родном языке понятия не имею о чем писать (смеется).

Поняв, что уже не поступлю, решил погулять по Ленинграду. Денег было не много. Нашел одного таксиста и на доступном мне языке объяснил, что денег не так уж и много и поступить не смог, но на последок очень хотел бы увидеть город. Таксист оказался добрым человеком, и хотя то, что я мог предложить за такую прогулку, было смешной ценой, он, выключив счетчик, повез меня по городу. Эту экскурсию я запомнил на всю жизнь - он рассказывал о каждом здании и памятнике.

Когда я пришел за документами, мне не стали их давать. Члены комиссии подняли мое личное дело и увидели справку о том, что я работал киномехаником и фотографом в ауле, обучил группу шоферов. Стали об этом расспрашивать и вынесли решение не отпускать меня. Я смотрю, председателем приемной комиссии сидит, какой-то там, почтенного возраста человек и, что-то тихо говорит остальным. Затем, обсудив все, он поворачивается ко мне и говорит: «Сейчас! - Получилась не справедливость». Звонит и говорит: «Иванов, у нас тут абитуриент с Кавказских гор, его ошибочно посадили со всеми писать сочинение, а ему диктант положен. Выберите, пожалуйста, диктант, который там у них пишут». (смеется) Пришел такой здоровый, в галстуке, кучерявый, рыжеватый мужчина с синими глазами. Потом мы с ним подружились, это оказался преподаватель русского языка в техникуме, который был при институте. И, до сих пор помню, диктант по Лермонтову. (смеется) Начинает и говорит: «Майор». Я пишу Маер, он подходит и начинает диктовать по слогам «МА Й ОР» - я пишу майор. Дальше читает и говорит «Каво» - я пишу каво, он начинает по буквам «КО ГО». (смеется) Ну и так все остальное. Когда я закончил писать диктант, он не проверяя: « Все говорит, поздравляю, тройка.» Потом я спрашивал: «А кто это был во главе комиссии?» - «Это был ректор,» - ответили.

Через несколько лет, он был руководителем моей диссертации. До этого я в лаборатории работал киномехаником, было очень трудно работать по ночам. Меня взяли в лабораторию старшим научным сотрудником, еще студентом. Я там занимался высокоскоростными камерами. То, что проходит за одну секунду света, нужно было замедлить и снять медленно, чтобы природу возникновения определить. А представьте атомы, их скорости. Там работал и заболел, плохое питание, отсутствие теплой одежды, недосыпание, со временем дали о себе знать. Брал теплые штаны лыжников, с кафедры физкультуры, натягивал их до подмышек и ходил так. (смеется) Но учился хорошо. В итоге из-за болезни пришлось на заочный перевестись и приехать. Но доучился и остался при Институте после учебы. Долгое время занимался там научными разработками, а через какое-то время очень захотел пойти на завод. Тогда только открывалось «Белорусское оптико-механическое объединение». Я подался туда. А там, я в оборонную промышленность на завод «Вавилова» попал, Институт точной механики и оптики. Который потом стал головным предприятием. Начал с рядового конструктора, потом меня перевели в исследовательский сектор, потому что увидели во мне там какие-то задатки, узнав еще у моих преподавателей. Много наших выпускников там работало, и вот 20 лет прошли как один день. Были частые зарубежные поездки, объездил почти весь мир. Вот так я вырос на заводе, защитил диссертацию в своем родном институте, кандидат технических наук.

Опять же я как Дагестанец, совался везде, хорошо знал производственный потенциал нашей страны и ведущих стран мира. Много сотрудничал и работал с военными, в военных институтах, на «Байкануре» с космонавтами работал. Потому что мы делали приборы «Чибис-м», которые могут наблюдать из космоса. Приборы ночного видения, ракеты «Земля-небо», «воздух-воздух», - все абсолютно. Однажды, чуть даже концы не отдал, мы работали в секретной лаборатории на полигоне и спутав цели, нашей же бронебойной головкой, первый лазерный прицел, начали бомбить лабораторию. У меня на память сохранилась даже… (Идет доставать гильзу снаряда)

Мы занимались разработкой высокотехнологичной оптики для слежения. Эти технологии были внедрены в передовые заводы. И вот меня командируют на химический завод между Челябинском и Екатеринбургом, исправить неполадки. Приехал я туда поздней ночью, сразу зашел на завод и наладил необходимую аппаратуру, затем поехал ночевать в гостиницу. Утром я проснулся и подошел к окну, увиденная картина ужаснула меня - деревья, земля, дома - все было в черной копоти от того, что вырабатывал завод. Я развернулся к кровати и обнаружил, что вся подушка в волосах - мне показалось, что пастель в номере не поменяли после предыдущего посетителя и я было собрался вызвать горничную, как проходя мимо зеркала увидел, что на моей голове практически нет волос. (смеется) Оказывается, на этом заводе произошла утечка, но в Советском Союзе подобные ЧП утаивались. Так я лишился своей пышной шевелюры.

Так я проработал 20 лет в своей любимой профессии, пока не заболел очень редкой болезнью. Никак не могли определить, от чего мои сосуды утончаются, так, что если я начинал делать гимнастику, то они моментально начинали лопаться. Сперва лопались капеляры и сосуды, потом начались головокружения и обмороки, а мне ж нужно было быть первым везде и так я однажды упал на работе, очень сильно ушибся - шрамы в нескольких местах. Я понял, что это уже серьезно и нужно начать заниматься своим здоровьем в плотную. Начали обследовать и сделали предположение, что может быть каких-то микро-элементов не хватает. Так как я был очень, нужной персоной на заводе, то все руководство было заинтересованно в моем скорейшем выздоровлении. И меня через связи укладывают в крупнейшую Правительственную больницу в Минске. Заказывают дорогостоящие ампулы с Индии, месяц колют меня этими препаратами, но результата никакого. Болезнь прогрессирует и у меня отнимается одна нога. Хотя и врачи больницы и высокопоставленные чиновники и просто друзья - все душой болели за меня.

Вообще, белорусы – очень красивый и добрый народ, во многом они походили на дагестанцев, но гораздо образованнее и культурнее. Мы гордимся тем, что гостеприимны - но это не сравнить с их гостеприимством. Культура деревенской женщины там настолько высока, что я просто был влюблен в этот народ. Я всегда говорил и сейчас скажу, что от этого народа я многому научился, там я воспитался и стал тем, кем являюсь. И я очень благодарен этому народу.

Так вот, не смотря на то, что меня кололи новейшими препаратами, врачи и медсестры дежурили у кровати - никаких улучшений не произошло и я решил ехать домой в Дагестан. Здесь у меня брат-врач, светила медицины, и он меня звал лечиться домой.

Так сложилось, что в это же время мы с моей первой супругой расстались. Во-первых она никогда меня не понимала, ей было не интересно чем я занимаюсь, она не понимала почему меня постоянно нет дома. В общем, я оставил ей и двум сыновьям все, что нажил честным трудом.

Так я приехал в Дагестан, где все опять пошло по второму кругу - врачи, больницы, исследования - не было конца и не было результата. У меня полностью отнялась левая нога и, как прогнозировали врачи, через полгода я мог полностью сесть в инвалидную коляску. Помощь пришла неожиданно из Петербурга, из военно-медицинской академии. Оказалось, что один из студентов-дипломников, работал при академике Руденко и сообщил ему о том, что его куратор тяжело болен, и причину болезни выявить, пока не удается. Меня по приглашению отправляют в Петербург. Там я знакомлюсь со светилами медицины академиком Руденко и генерал-майором Смагиным. Они начали полное обследование моего тела, которое длилось трое суток без остановки. Я не мог отойти даже в туалет, потому что полностью был окутан маленькими проводками. Мне сделали операцию по восстановлению одного из основных сосудов ноги и я начал потихоньку учиться ходить.

В это время Руденко и Смагин начинали новаторские исследования человеческого организма на клеточном уровне. Но оказалось, что клетка работает по законам физики, и они обратились ко мне с просьбой помочь и разъяснить эти механизмы. На последок, генерал-майор сказал, что мое здоровье лишь в моих руках и мне нужно продолжить исследовательскую работу на клеточном уровне. Так я и уехал домой с последними исследованиями военно-медицинской академии.

С того времени я перерыл массу книг, рукописей, создал свою лабораторию по исследованию клетки и нашел необходимую информацию. На основе исследований собранных мной за тринадцать лет, я издал книгу «Мы созданы для долголетия».

Я понял, что человек стареет и умирает потому, что жидкость уходит из организма - нехватка воды. Но не той, которую мы пьем, а мономолекулярной, то есть состоящей из одиночных молекул воды. Одна молекула воды вошедшая в нашу клетку, наполняет ее необходимым количеством влаги и проходя транзитом - выводит все токсины и отработанные продукты из нее. А наполненная клетка, никогда не деформируется и не потеряет форму, и значит, человек долго будет оставаться молодым и энергичным. Я так же выяснил, что вода лишь на 60% исследована и то, из чего она состоит еще не известно науке. А она состоит из множества сильнейших соединений, разорвать, которые не так просто, нужно приложить усилие в 16-20 лошадиных сил, чтобы получить одну молекулу воды. А разве клетка имеет такие ресурсы - нет, вот по чему сегодня люди часто болеют и раньше стареют, хотя их биологические часы рассчитаны минимум на 150-200 лет жизни. Возраст средней человеческой жизни сегодня не достигает даже возраста зрелости - человека здорового.

Как получить такую воду я подробно написал в своей книге, так же я нашел древний тибетский трактат о том, как создать эликсир долголетия, на основе проросшей пшеницы. А что такое проросшая пшеница - это ведь кладовая всех необходимых микро элементов и амино-кислот, ведь всевышний все сделал очень разумно, от каждой болезни уже есть лекарство, только нужно знать как его применить. (смеется)

Сейчас Пайзула Исаевич полностью здоров и молод, хотя идет уже 85 год. Он успел не только поставить себя на ноги, но и создать крепкую семью и обзавестись дочерью. Он не останавливается на достигнутом, ведь ему предстоит долгая и бодрая жизнь, а потому его замыслы высоки и грандиозны. Ведь он - изобретатель, который разработал простой и экономически выгодный способ добычи питьевой воды из воздуха, при чем в глобальных масштабах, а так же выработки экологически безопасной энергии в сотни раз превышающей возможности сегодняшних энергоносителей. И это еще далеко не последняя разработка этого неугомонного искателя. Он готов и хочет работать на благо своих соотечественников, своей родины - но в очередной раз убеждаюсь, что такие люди здесь не нужны. Так и все вышестоящие инстанции глухи к тому, что могло бы принести столько пользы и радости людям, ведь тогда им придется что-то делать и менять, ведь им придется расти и развиваться, а зачем? Им ведь и так не плохо, там у рупора власти где они небожители и что им до простого светилы из народа, да и до самого народа какое им дело… Вот и вынужден, наш замечательный земляк, согласиться на приглашение заграничных меценатов и внедрят свои изобретения во благо чужеземцам… а мы как это уже бывало не раз из истории, будем в треть дорого покупать чудо изобретение и жаловаться на нашу недальновидность…


Материал подготовила: 7minar | livejournal.com

P.S.: Статья написана в 2012 году, правки внесены лишь в возраст нашего героя. На момент написания статьи - Пайзулле Исаеву шел 75-й год.

Мудрость дня

Три основных признака великого

17.04.2020 • Мудрые мысли

Простота, правда и естественность — вот три основных признака великого. Виктор Гюго ... Читать далее

Мы ♥ Ислам