Вверх

Дагестан - страна с древнейшей историей и богатейшей самобытной культурой, истоки которых уходят в глубь тысячелетий. Монументальная архитектура, богатая духовная литература, красочные танцы, работы ювелиров, оружейников, чеканщиков и художников, и, конечно, сам гостеприимный народ - все это достойно того, чтобы являться культурным достоянием и наследием всего человечества.

Изучением истории и языков Дагестана с присущими им уникальными особенностями культуры и искусства дагестанского народа, созданными им на протяжении тысячелетий, занимаются ученые многих стран мира (Великобритании, Грузии, Германии, Израиля, Ирана, Канады, США, Турции, Японии и других).

Однако многогранное национальнокультурное наследие дагестанского народа, которое он продолжает бережно хранить, давно и далеко вышло за пределы внимания и интереса со стороны только ученых. Оно пользуется любовью и признанием среди всех тех, кому довелось по-настоящему познакомиться с ним, узнать и горячо полюбить. Попробуем вместе прикоснуться к одной из страниц истории дорогого и святого для каждого дагестанца места на земле, страны, которая на дагестанских языках звучит как Дагъистан или Дагъустан (буквальный смысловой перевод «Страна вершин»), и предлагаем вниманию читателей краткий экскурс в дороссийскую историю Дагестана.

Территория Дагестана обжита с древнейших времён. Именно здесь недавно были обнаружены древнейшие на территории РФ следы пребывания первобытного человека возрастом более 1 млн. лет.

Более того, как доказал ещё академик Н.И.Вавилов,

«Дагестан непосредственно входил в очаг происхождения культурных злаков»

и, таким образом, в наиболее древнюю переднеазиатскую область становления производящего хозяйства - земледелия и скотоводства. Подтверждением этому служат, например, остатки поселения, открытого близ села Чох (Центральный Дагестан), датируемые шестым тысячелетием до н.э., в то время как по остальной территории современной России ещё не менее 2000 лет сновали лишь облачённые в шкуры охотники-собиратели.

В дальнейшем, уже в IV - III тысячелетиях до н.э. Дагестан входил в ареал распространения Куро-Аракской культуры бронзового века, простиравшейся до самой Палестины, Анатолии, Верхней Месопотамии и Иранского нагорья, известной чернолощёной керамикой и большими укреплёнными поселками, стоявшими на пороге цивилизации. Эта древнейшая культура была тесно связана с ещё неразделившейся в то время дагестано-вайнахской этнолингвистической общностью, и имела при этом интересные связи с западными регионами (Троя, культуры Балкан, Карпат, Западного Средиземноморья), что подтверждает слова основателя научного кавказоведения П. фон Услара о том, что

«Кавказские горцы представляют собой остатки множества народов, населявших в доисторические времена огромные полосы земли в Азии и Европе и принадлежащих к одной расе, которая везде исчезла, за исключением Кавказа».

Тесные контакты наши предки имели и со своими непосредственными соседями - древнейшими цивилизациями Передней Азии, жители которых пользовались для себя отличительным термином «черноголовые». Однако не всегда эти контакты оставались мирными, и потревоженные горцы не раз устраивали погромы в царствах Шумера и Аккада. Одни из них - хурриты, сыгравшие особенно заметную роль в истории мировой цивилизации, в итоге и вовсе растворились, послужив, как об этом убедительно свидетельствуют генно-молекулярные исследования, базовым этнокомпонентом в формировании таких народов, как ливанцы, палестинцы, евреи (европейские), курды, армяне.

Уже на заре «железного века», на рубеже II -1 тысячелетий до н. э., народами Дагестана было освоено железное оружие, что позволило им в дальнейшем в тесной связи с близкородственными народами Урарту, не без успеха противостоять ассирийской экспансии (IX-VII вв. до н. э.). Однако под напором кочевых племён киммерийцев и скифов, с их новой тактикой ведения конного боя, многие политические образования и этнокультурные центры пали, и в результате их население было частично ассимилировано, частично оттеснено в труднодоступные горные регионы, сохранившись в итоге в различной пропорции лишь на Восточном Кавказе - периферии своего прежнего расселения.

Со временем здесь, между Курой и Тереком было основано Албанское царство, со столицей в городе Кабала (Капалак), объединившее около 26 племён. Вооружённые отряды албанцев упоминаются в числе союзников Ахеменидской Персии в битве при Гавгамелах (331 год до н.э.), причём, в отличие от персов, албанцы смогли на своём фланге прорвать строй македонцев и разграбить лагерь Александра. В дальнейшем, выставляя армию в 60 ООО пехотинцев и 22 ООО всадников (Страбон. Кн. IX, 4) албанцам удавалось с честью отстаивать свою свободу, упорно противостоять как парфянам, так и римским легионам Гнея Помпея и других полководцев. В начале IV века, в правление царя Урнаира, трудами св. Григория в Албании было принято христианство, а в правление царя Арсвала в первой половине V века Месроп Маштоц создаёт специальный албанский алфавит.

Однако, в отличие от соседних Армении и Иберии, это не укрепило страну. Удалённая от Византии, Албания не могла рассчитывать на серьёзную поддержку христианской империи, в то время как иранские шахи усилили давление и начали антихристианские гонения, а всё более отчуждавшиеся обширные высокогорные округа на севере страны стали мощным оплотом язычества. Ударом, от которого Албания уже не оправилась, стало нашествие гуннов, начавшееся вместе с V веком и приведшее к запустению городов и равнинной части страны, замиранию торговли и оттоку населения. Наконец в 510 году иранским шахам, несколько раз пытавшимся ликвидировать царство в ответ на череду восстаний, удаётся превратить его в особое наместничество (марзпанство). В VII—VIII веках начинается непрерывная череда арабо-хазарских войн, полем боя для которых становится в основном Албания.

Неудивительно, что в дальнейшем Албания теряет всякую самостоятельность, и основная часть её земель входит в состав других феодальных государств( хотя ещё более тысячи лет элементы её государственности продолжали теплиться в Шаки), а престол Албанского католикоса, хоть и потеряв афтокефальность, продолжал функционировать в Гандзасаре (Арцах), где они были окончательно уничтожены русскими властями лишь в 1819 и 1836 годах.

Новая эра в истории Дагестана связана с великим персидским шахом Хосровом I Ануширваном (531—579 г.г.), который в 562—567 годы развернул в районе нынешнего Дербента грандиозное фортификационное строительство, призванное защитить его владения от новой волны кочевников, перекрыв узкий проход между Каспийским морем и Кавказскими горами.

Но всё же панацеей от нашествий знаменитые дербентские укрепления без надёжных союзников в горах Дагестана быть не могли. И такого союзника Хосров находит в лице царства Сарир со столицей в Хунзахе, которое он укрепляет многочисленными замками и брачными связями, и выдаёт инвеституру на управление всеми горными осколками Албании, в 510 году не пожелавшими входить в марзпанство.

Союз этот просуществовал вплоть до падения Сасанидского Ирана, последний правитель которого - шах Йездигерд II, по легенде, проиграв арабам последнее сражение, приказал отправить свой золотой трон и сокровищницу на хранение царю Сарира как в наиболее надёжное место. Более подробные сведения о Сарире дают пришедшие на смену персам арабы.

В сохранившихся описаниях страна Сарир характеризуется густонаселённой и хорошо укреплённой, с большим числом крепостей и многотысячной армией, с христианской правящей династией, возводящей себя к Сасанидам, и языческим населением. Вопреки расхожему мнению о «многочисленных походах арабов», серьёзно углубился в горный Дагестан лишь Мерван II ибн Мухаммад в 738-739 гг., обязавший царя Сарира выплачивать налог, но, в связи с начавшимися смутами в Халифате поход на Сарир тут же был отложен. В IX веке в условиях ослабления позиций Хазарии и Халифата на Кавказе Сарир выступает как самостоятельная сила, и на IX—XI века приходится пик его могущества. Совершаются успешные походы на равнинные владения хазар, и к XI веку Сарир характеризуется как «страна горная и степная».

Союзнические отношения Сарира с Аланией, сложившиеся, очевидно, на антихазарской почве, подкрепляются династическими браками. Владыка Сарира, известный в арабских источниках и как «хакан гор», что подразумевает его господство над всей Горной Страной - Дагестан, не забывает вмешиваться и в дела новообразовавшихся арабских имара- тов - Ширван, Дербент, Тифлис, заключая союз то с одним, то с другим.

Однако в замке Гумик (ныне Кумух), где правитель Сарира держал свою сокровищницу и имел вторую укреплённую резиденцию, по легенде, подаренную ему самим Хосровом I Ануширваном, усиливается возникшая здесь, по преданию, ещё в VIII веке мусульманская община, то облегчило знаменитому просветителю Дагестана Абу Муслиму его задачу исламизации Дагестана. После 1067 года Сарир в хрониках уже не упоминается, и лишь выходец из Дагестана - гениальный Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф ибн Заки, более известный как Низами Гянджеви, посвящает ему две сотни строк в своём «Искандер-намэ».

На рубеже XI-XII веков, с падением Сарира и победой ислама в бывшем Гумике (Центральный Дагестан) начинает формироваться Гази-Кумухское шамхальство, с XIV века именуемое "Дагестан". Его правители сеидского происхождения (от Аббаса, дяди пророка Мухаммада да благославит его Аллах и приветствует) — шамхалы, получившие почетный титул — «вали Дагестана» («наместник Дагестана»). 

Нашествие монголов в 1239 году, ознаменованное героической 45-тидневной обороной с. Рича, не сломило горцев, сохранивших свою независимость. Наоборот, вскоре сам Гази-Кумух (гази — «воитель ислама») становится одним из центров исламизации Улуса Джучи (Золотая Орда). В рамках Дагестана начинает формироваться единое экономическое пространство, с чем связана специализация по селам, вызванная нуждами общего внутреннего рынка. Не зря вторым названием Гази-Кумуха, где каждый четверг проводилась ярмарка, у горских народов становится «Большой рынок». В конце XIV века ненадолго появляется католическая миссия францисканцев, пытающихся учредить «Епископство Каспийских гор». В 1396 году, уничтожая всё на своём пути, в Дагестан вторгается Тамерлан, борьба с которым была увековечена в народном эпосе «Парту Патима».

В XV-XVI веках шамхалам («падишах» в местных источниках, «шевкальский царь» в русских) удается завершить просвещение Дагестана и, консолидировав под знаменем ислама силы всех дагестанских горцев, направить их энергию на внешний газават. Походы на христианско- языческое население Черкесии и Грузии становятся регулярными. Наблюдается и культурный подъём, в Дагестан приезжают учёные-алимы со всего мусульманского мира, на базе давно уже используемого арабского алфавита создаётся местная арабографичная письменность для основных дагестанских языков.

Не будет преувеличением сказать, что XV- XVI века в Дагестане были эпохой расцвета. Вместо родовых склепов появляются сельские кладбища соседской общины. Вместо мелких родовых башенных поселений из нескольких рассредоточенных домов, бытовавших в более отсталых языческих регионах Кавказа вплоть до русского завоевания, в Дагестане в этот период возникает множество сёл из сотни-другой тесно подогнанных друг к другу домов, образующих улицы и кварталы. Разрастаются старые и возникают новые города - торгово-ремесленные и административные центры, в некоторых из которых (Таргьу, Эндирей, Казанищ, Губден) к XVI-XVIII веку насчитывалось по 1000-1500 домов и до 10 000 человек населения.

Пережитки родоплеменного уклада уходят в прошлое. В этот период Дагестан становится наиболее крупным и сильным из Кавказских государств, выходящим на севере к Сунже и нижнему Тереку, а на юге уходящему за Самур. По данным турецких источников, войско дагестанского правителя в этот период насчитывает около 83 тысяч человек, как во времена древней Албании.

В 1556 году были установлены дипломатические связи с Московским государством, однако последнее сразу же начало проявлять неприкрытую враждебность, и, несмотря на мирные посольства шамхала, одно из которых привезло Иоану IV Грозному в числе богатых подарков доселе невиданного в Москве живого слона, уже в 1560 году был совершен первый набег русской рати на Дагестан.

В 1567 году, пытаясь помешать русским установить крепость у слияния Сунжи и Терека, Будай-шамхал и его брат Сурхай стали шахидами, как об этом свидетельствуют их могильные плиты на шамхальском кладбище в Гази-Кумухе. В наказание за это традиционный союзник Дагестанского шамхальства, крымский хан Девлет I Гирей в 1571 году дотла сжёг Москву и ультимативно потребовал снести крепость, не позволявшую дагестанцам отправляться в хадж и вести торговлю. Однако, несмотря на снос крепости, продвижение русских на Кавказ к концу 80-х годов возобновилось. Тем не менее, войну 1589—1607 гг. с московским государством Бориса Годунова, шамхальству удаётся выиграть: нападения 1590 и 1594 годов были отбиты, а в 1605 году занявшая равнинный и предгорный Дагестан русская армия-вторжения воеводы Бутурлина (ок. 50 тысяч человек, в том числе 8000 стрельцов московского гарнизона), намеревавшаяся установить в Гази-Кумухе острог, была выбита горцами из крепостей на Сулаке, на Сунже, города Тарку и других, а затем под предводительством сына шамхала национального героя Дагестана Султан-Махмуда окружена и уничтожена на Караманском поле (20 км к северу от Махачкалы).

По Стамбульскому договору 1590 года, между Османской империей и сефевидским Ираном шамхальство Дагестан передается под покровительство османов (этот пункт подтверждён договорами по разделу Кавказа в 1612 и 1619 гг.). Тогда же, в начале XVII века, шамхалы окончательно перебираются в свою зимнюю резиденцию — Таргьу, что дало начало ветви Тарковских шамхалов, но вместе с тем в значительной степени подстегнуло центробежные тенденции не только на окраинах государства, но и в самом Гази-Кумухе, приведя сперва к феодальной смуте и раздробленности, а в итоге - к ослаблению власти феодалов и, как следствие, к усилению революционно настроенных буржуазно-демократических сил, которым в середине XVII века удалось в целом ряде областей свергнуть власть феодалов и перейти к республиканской системе управления, сформировав гражданско-демократические органы местного самоуправления.

Существовали три уровня власти:

1) сельская община (джамаат);

2) округ (союз джамаатов);

3) республика (союз союзных джамаатов).

Они состояли из схода всех мужчин общины старше 15 лет (джамаат), совета старшин тухумов (не путать со старейшинами), окружного шариатского судьи (кади) (только на втором и третьем уровне, на 1 уровне дела разбирались мировыми (маслиат) судьями на основе обычного права (адат)), глашатая (мангуш, чауш) и судебных-исполнителей. Две последние категории должностных лиц регулярно замещались и, вместе с кади получали жалованье из штрафных исступлений. В областях, где феодалы все  же уцелели, вскоре также сформировались совершенно аналогичные структуры, которые, однако, здесь делили часть полицейских функций с феодальной гвардией нукеров (в основном из рабов-гулямов) и диваном - правительственным советом и верховным судом при феодальном правителе.

Таким образом, на протяжении XVII века власть монарха в Дагестане все более ограничивается, права феодального сословия урезаются (вплоть до дискриминационных законов в некоторых республиках), а государство федерализируется. Само достоинство шамхала, среди представителей разросшегося дома, становится выборным на съезде семи князей-выборщиков, по традиции съезжающихся для этого в Гази-Кумух. Также существует пост крым-шамхала (вице-шамхала). Царские инсигнии и сама церемония коронации - иранского образца.

Мудрое правление Будай-шамхала II (1667-1704 гг.), известного также покровительством преследуемых в России казаков-староверов, лишь приостановило начавшиеся процессы, но не обратило их вспять. С его смертью смута возобновляется с новой силой. Дагестан начинает конфедерализироваться и выходит из-под контроля. Горцы принимают активнейшее участие в мощном Ширванском восстании Хаджи-Дауда, вызванном преследованием мусульман-суннитов в Иране.

В 1721 Сурхай-хан I Гази-Кумухский берёт Шемаху, осаждает Гянджу и освобождает Кабалу, древнюю столицу Албании, а Ахмадхан-уцмий Кайтагский захватывает далекий Ардебиль в Иране. Не забывают дагестанцы наведаться и в Грузию, в истории которой, весь XVIII век известен как «Лекианоба» («засилье дагестанцев»). После опустошительного нашествия Петра I и его 120-тысячной армии в 1722 году Сурхай-хан I Завоеватель становится главным оплотом свободных горцев и, найдя покровительство у Османской империи, энергично старается вытеснить русские войска из приморской оккупационной зоны, делая их жизнь невыносимой.

В 1723 году дагестанцы захватывают и разграбляют Тбилиси, изгоняя оттуда Вахтанга VI, вздумавшего было помогать Петру I. Конечно, силы Гази-Кумухского ханства теперь не идут в сравнение с шамхальской эпохой и колеблются от 20 до 30 тыс. чел., но и с этими силами Сурхай-хан I в 1734—1741 году вступает в упорную борьбу с великим иранским завоевателем Надир-шахом, которому одним лишь ультиматумом удалось заставить русских срыть укрепления и вернуть ему все завоевания Петра I, которые уже обошлись России на тот момент как минимум в 30 ООО жертв.

Наконец осенью 1741 года объединённым, как в прежние времена, силам дагестанцев во главе с национальным героем Дагестана Муртазаали-ханом, сыном Сурхай-хана I, в упорном пятидневном Андалало-Турчидагском сражении удаётся наголову разбить и этого врага, решившего со своей 100-тысячной армией перед походом на Россию усмирить и депортировать горцев. Весть об этой грандиозной победе облетела весь мир. В Стамбуле давали салюты, в Петербурге - торжественные приёмы, европейские послы не верили своим ушам.

В Иране возникла поговорка: «Если шах глуп - он пойдёт войной на Дагестан».

В начале 1743 г. Надир-шах с остатками голодной и оборванной армии окончательно покидает Дагестан, дав обет больше никогда не посещать эту страну. Однако теперь уже он сам вынужден защищаться, ибо горцы под предводительством сына Сурхай-хана I, Мухаммад-хана, перешли в наступление и, оказывая поддержку самозванцу Сам-мирзе - «чудом спасшемуся Сефевидскому принцу», стали грозить власти Надир-шаха в самом Иране. Едва отбившись от этой напасти, Надир-шах в 1747 году пал жертвой заговора. Смена поколений происходит и в Дагестане - один за другим умирают Сурхай-хан I, Ахмадхан-уцми и другие правители, ознаменовав тем самым конец блистательной эпохи.

Дальнейшая история Дагестана, тесно связанная с этапами продвижения в регион Российской империи, сравнительно хорошо известна. К этому времени идея шамхальского правления постепенно умирает, но не умирает идея единого Дагестана, и в годы Великой Кавказской войны XIX-го века на своих знамёнах её подымут три дагестанских имама - Гази-Мухаммад, Хамзат и Шамиль.

Таким образом, закономерно, что спустя короткий промежуток времени государственность Дагестана, несмотря на все тяготы, возродилась в форме республики. По мнению сторонников теории Л. Н. Гумилёва, это связано с пассионарным толчком конца 18 века в этногенезе народов Восточного Кавказа, который проявился сполна в войнах и восстаниях XIX-го века, в связи с чем теперь, когда худшее уже позади, они прочат Дагестану в ближайшее время явный подъём во всех сферах.


Подготовил Зураб Гаджиев |  Журнал "Деловой мир Дагестана" №10, 2008

Мудрость дня

То, что ты не хочешь...

25.11.2020 • Мудрые мысли

То, что ты не хочешь иметь завтра, отбрось сегодня, а то, что хочешь иметь завтра, — приобретай сегодня. Абу-ль-Фарадж ... Читать далее

Мы ♥ Ислам

Мы в Telegram

Самые читаемые